Субсидиарная ответственность контролирующих лиц

Субсидиарная ответственность контролирующих лиц

В июле 2017 года был принят законопроект о внесении поправок в Закон о банкротстве и Кодекс об административных правонарушениях (Федеральный закон № 266-ФЗ от 29.07.2017) об усилении ответственности контролирующих лиц должника.

5422896158_66dcf5b84a_o

В Закон о банкротстве введена новая глава о субсидиарной ответственности, в которой детально описаны основания и особенности процедуры привлечения к субсидиарной ответственности контролирующее лицо, до тех пор, пока кредиторы не получат возмещения ущерба, в том числе и за пределами процедуры банкротства.

Далее рассмотрим подробнее основные нововведения.

  • Обычно  к субсидиарной ответственности привлекают исполнительной орган юрлица (генерального директора). В этом случае доказать причастность бенефициара может быть сложно, если он получает выгоду опосредованно.

В поправках о субсидиарной ответственности предлагается привлекать в том числе тех, кто извлекал выгоду «из незаконного или недобросовестного поведения лиц, имеющих право выступать от имени должника». К указанным лицам могут быть отнесены финансовые директора и главные бухгалтеры, а также иные лица, кто в силу доверенности или трудовых документов может совершать сделки от имени должника. Такие меры должны существенно повысить гарантии кредиторов.

  • Зачастую в процедуре банкротства участвуют кредиторы с фиктивной задолженностью, созданной самими банкротами с целью «размытия» требований настоящих кредиторов.

В связи с тем, что аффилированность таких кредиторов с фиктивными задолженностями крайне сложно доказать на практике, в поправках предлагается возложить ответственность на контролирующих лиц в случаях, когда банкротство возбудил сам должник, если у него была возможность погасить долги или он не пытался оспорить необоснованные требования кредиторов.

  • Также была введена норма об освобождении номинального исполнительного директора от ответственности при условии помощи в выявлении реальных бенефициаров. Данная статья призвана решить трудность выявления «теневого собственника» бизнеса в сфере банкротства. Однако норма не содержит никаких гарантий того, что после того, как «номинал» сдаст реального бенефициара, его освободят от ответственности – всё остается на усмотрение суда.
  • Введена норм о вознаграждении арбитражных управляющих (до 30% от исполненных судебных актов по субсидиарной ответственности). Сейчас конкурсные управляющие получают от 3 до 7% от всех реестровых требований в зависимости от того, сколько выручили кредиторы.

Это в свою очередь существенно увеличивает стоимость «покупки» владельцами обанкротившихся бизнесов арбитражных управляющих для управления банкротством, а также является существенным стимулом для пополнения конкурсной массы.

  • Также смелым нововведением является норма о переносе бремени доказывания того, что нет оснований для привлечения контролирующего лица к ответственности на само контролирующее лицо. В отсутствие отзыва (или формальность содержания такого отзыва) от лица, которого привлекают к субсидиарной ответственности, арбитражный суд может переложить на это лицо бремя доказывания.

Кроме того, закон устанавливает еще одну презумпцию. Контролирующие лица несут субсидиарную ответственность при невозможности полностью удовлетворить требования, если они совершили, одобрили или получили выгоду от сделки, причинившей ущерб кредиторам. Однако на практике уже сейчас презюмируется вина контролирующих лиц по сделкам, которые оспариваются в банкротстве.

  • Помимо этого закон детально регламентирует дальнейшую судьбу субсидиарной ответственности после того, как судом было удовлетворено заявление. В законе разъяснены детали процедуры: что и как кредиторы могут сделать с правом требования к контролирующему лицу (реализовать его, продать или уступить кредитору часть в размере его требования); предложен порядок ведения сводного исполнительного производства.